Вечная память

Памяти попечителя фонда ПОКРОВ митрофорного протоиерея Леонтия Никифорова

3 февраля 2018 года, накануне дня памяти Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской, отошел ко Господу протоиерей Леонтий Никифоров, неутомимый и ревностный пастырь Божий, более 50 лет служивший настоятелем сельского храма Преображения Господня в Нижних Прысках, что недалеко от Оптиной пустыни.

Отец Леонтий родился 31 июля 1930 года в благочестивой семье, выходцев из коренного крестьянского рода Никифоровых, живших в большой уральской деревне Чусовая, недалеко от Екатеринбурга.

Анне Петровне, матери будущего протоиерея, во время родов ей явился святитель Николай Чудотворец, который ободрил ее, облегчил страдания и благословил ее сына. Младенца крестили на сороковой день в честь новгородского святого – преподобного Леонтия Кариховского.

Путь в Церковь

В 14 лет на Леню уже надели стихарь: мальчик стал прислуживать в алтаре, а потом служить иподиаконом. Так начался для будущего протоиерея путь в Церковь. И путь этот оказался очень нелегким. Он стал свидетелем многих трагических событий XX века: познал голод и нужду военного времени, на себе испытал гонения от советской власти на верующих, пережил многочисленные материальные трудности, неприязнь властей и придирки уполномоченного. Он исповедовал веру Христову, рискуя благополучием своей семьи, собственным здоровьем и свободой.

Когда Лене исполнилось 18, Господь привел в Фергану замечательного священника – будущего архимандрита Бориса Холчева (1895–1971), духовное чадо преподобного Нектария Оптинского.

Отец Леонтий всю жизнь вспоминал наставления этого замечательного пастыря: «Мало молиться и поститься. Молитва, пост и подвиги – всё должно быть пронизано, проникнуто любовью к людям. Надо любить людей. Надо беречь их, надо в каждом находить образ Божий». Будучи духовным чадом старца Нектария, отец Борис много рассказывал юноше об Оптиной пустыни, где он неоднократно бывал, о святых старцах обители.

Он объяснял юному Лене, что каждый человек в жизни несет свой крест, имеет свою Голгофу и у каждого в утешение есть свой Фавор – духовная радость, подобная той, что переживали когда-то апостолы на горе Преображения. При этом отец Борис говорил: «Общение со старцем Нектарием было моим Фавором». Вместе с отцом Сергием Мечёвым отец Борис участвовал в отпевании и погребении преподобного Нектария Оптинского. Вот такого духовного наставника милостивый Господь послал юному Лене.

Вслед за отцом Борисом Холчевым Леня встретил еще двух замечательных духовных наставников. Одним из них был епископ Ташкентский Гурий (Егоров), впоследствии митрополит, а другой – архиепископ Ермоген (Голубев). Оба, как и отец Борис Холчев, прошли ссылки и лагеря, оба были молитвенниками, подвижниками и исповедниками.

Владыка Ермоген уговаривал Леонтия принять монашеский постриг, но тот мечтал о приходе и дружной семье – такой же, какая была у него самого в детстве. На вопрос о дальнейшей судьбе юноши, Святейший ответил с улыбкой: «Лучше пусть будет хороший священник, чем плохой монах». Эти слова Патриарха решили судьбу будущего протоиерея Леонтия.

Он поступил в духовную семинарию в Саратове, где учился с большой радостью. К концу третьего курса Леонтий познакомился с юной швеей Саратовской швейной фабрики и певчей церковного хора Тамарой Ивановной Зубовой. В 1958 году они обвенчались. В мае 1959 года произошли сразу два знаменательных для молодой семьи события: у них родилась дочка, а через неделю после ее рождения Леонтий был рукоположен в священника и отправлен служить в город Энгельс.

Нижние Прыски

Когда архиепископа Ермогена назначили на Калужскую кафедру, он благословил отца Леонтия перевестись в пустующий приход села Нижние Прыски возле Оптиной пустыни. И вот в августе 1963 года молодой священник открывал железную дверь храма во имя Преображения Господня в Нижних Прысках, где предстояло ему служить более полувека – до глубокой старости.

Думал ли он тогда, что отныне до глубокой старости будет он связан с этим храмом, этим селом, раскинувшимся возле церкви, со всей этой святой землей, покрытой немеркнущей славой оптинских Господних Светильников.

В Нижних Прысках встретили нового священника по-разному – кто с радостью, кто со злобой. Председатель сельсовета заявил: «Зачем приехал?! Мы собираемся закрывать этот храм, так что уезжай!».

И действительно, в 1960-е годы многие храмы оказались закрыты, а власти все грозились «показать по телевизору последнего попа». Семья отца Леонтия поселилась в холодной деревянной сторожке, где не было ни электричества, ни воды, а полуразрушенная печка сильно дымила. Власти требовали сразу же платить налоги, а дохода от храма пока никакого не имелось, как не имелось и зарплаты батюшке.

И снова они с матушкой Тамарой горячо молились, и снова святитель Николай пришел на помощь: матушке удалось продать родительский домик в Саратове, и на вырученные деньги купили дом возле храма. Отец Леонтий сам выкопал колодец.

Когда советские войска пошли в наступление, храм решили взорвать, и только заступничество жителей Нижних Прысков спасло святыню от уничтожения. Позднее Тихон Филиппович Тарасов, возглавлявший в те годы сельсовет, рассказывал, как уговаривал командира не взрывать храм, поскольку его запретил разрушать сам Ленин: ведь это бесценный памятник архитектуры, принадлежавший когда-то дворянам Кашкиным, среди которых были декабристы и петрашевцы. Неизвестно, поверил ли в историю про Ленина командир, но отменил решение о взрыве старинной церкви.

Сбылось предсказание преподобного Амвросия Оптинского, который сказал как-то о церкви в Нижних Прысках: «Наступит такое время, что все храмы в округе будут закрыты, а этот простоит до Второго пришествия Христова».

Вспоминали, что отец Леонтий сначала и не подозревал, что рядом с его новым приходом находится Оптина пустынь, о которой ему так много рассказывал когда-то его первый духовный наставник, отец Борис Холчев. Когда батюшка понял, что Оптина рядом, он просто вскочил из-за стола и не пошел – побежал прямо через луг к заветной святой обители, а потом встал на берегу Жиздры на колени и заплакал над разрушенной святыней.

Новому настоятелю нужно было восстанавливать свой храм, сильно пострадавший за все те годы, когда его использовали не по назначению. И отец Леонтий начал служить и молиться. Господь даровал ему Свой главный дар – дар Любви Христовой, и прихожане стали собираться вокруг любящего пастыря, как утопающие в бурных волнах стремятся достичь светящего в ночи маяка. Постепенно храм был полностью восстановлен и отремонтирован.

В храме в Нижних Прысках хранилась оптинская святыня – Иверская икона Божией Матери. Отец Леонтий передал эту икону в возрождающийся монастырь в 1989 году.

В 1960-е годы отец Леонтий тайно возил паломников на могилки старцев, пренебрегая собственной безопасностью. В эти годы он перенес множество трудностей: гонения властей, постоянные придирки уполномоченного, многочисленные материальные проблемы. Как-то от забот и скорбей батюшка разболелся особенно сильно, и у него даже пропал голос. В тяжелую минуту его очень поддерживала его верная матушка, которая постоянно помогала ему во время службы. Матушка Тамара почти 40 лет руководила клиросом, оказывая неоценимую помощь отцу Леонтию.

Когда началось возрождение Оптиной пустыни в 1988 году, отец Леонтий ликовал. Он делился всем, чем мог, с монастырем, помогая Оптиной и делом, и советом. Участвовал в перенесении святых мощей старцев Нектария и Амвросия, которые ныне покоятся во Введенском соборе Оптиной пустыни.

За усердное и ревностное служение Церкви Божией отец Леонтий был награжден орденами преподобного Сергия Радонежского III-й степени, святого благоверного князя Даниила Московского III-й степени, преподобного Серафима Саровского III-й степени. В 2011 году митрофорному протоиерею Леонтию была присвоена высшая церковная награда – право служения Божественной литургии с отверстыми царскими вратами по молитву «Отче наш». Эстафета служения в любимом храме подхвачена внуками отца Леонтия – иереем Симеоном и диаконом Тихоном Худяковыми.

Отец Леонтий до самой своей кончины оставался всего лишь сельским батюшкой, за полвека сроднившийся со своими прихожанами, помнящим всегда, что Господь поставил его стеречь и беречь малое стадо, и это питает в нем любовь, которая никогда не иссякала и сохранится в нашей памяти.

Старец-протоиерей был похоронен 5 февраля в родном храме у алтаря. На погребении присутствовало множество духовных чад и более 30 священнослужителей.

С уходом протоиерея Леонтия (Никифорова) закрылась целая эпоха истории рождения прихода храма Преображения Господня в Нижних Прысках. Батюшка стяжал великую добродетель – Любовь Христову и постоянство в добре. Царствие Небесное дорогому отцу Леонтию! Вечная память.

1 комментарий для “Вечная память”

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *